uroman.ru - все о диагностике и лечении урологических заболеваний

8 (499) 350 17 17

pacient@uroman.ru

 

 
УРОМЭН.РУ » Врачам » НАУЧНЫЕ СТАТЬИ И РАБОТЫ » Динамика психофизиологических качеств больных хроническим простатитом при использовании в лечении сочетанного действия физиотерапевтических факторов

Динамика психофизиологических качеств больных хроническим простатитом при использовании в лечении сочетанного действия физиотерапевтических факторов

А.Г. Кочетов,В.А. Голубчиков, А.О. Иванов, Н.В. Ситников, Грошилин С.М., В.М. Глинский.
Центральный военный клинический госпиталь им. А.А. Вишневского (нач. урологического центра кмн Н.В. Ситников), медиц.центр «Андромед» (Москва).

По мнению урологов, психотерапевтов и медицинских психологов, хронический простатит (ХП) является одним из наиболее психотравмирующих патологических состояний у мужчин. Изменения психоэмоционального фона при ХП, на наш взгляд, являются вторичными и напрямую определяются клинической картиной, преобладающими синдромами заболевания (болевым, дизурическим, нарушением половой функции) и успешностью проводимого лечения [1,2].

Несомненно, что изменение психических качеств больных связаны и с начальным, преморбидным психофизиологическим уровнем. Преморбид, как правило, связан с половой конституцией и особенностями психосексуального развития.

Ряд авторов [3,4] в патогенетической схеме развития ХП ключевым звеном считают стресс или невротическую реакцию, которые запускают «порочный круг» с гемодинамическими нарушениями, вегетативным дисбалансом и расстройствами половой функции. В итоге, патологический процесс трансформируется на уровень стойких нарушений репродуктивной функции, связанных непосредственно с ХП.

На наш взгляд, эта схема правомочна при изначально выраженных изменениях конституционально-психофизиологического статуса с явными вегетативными нарушениями, андрогенным дефицитом и отсутствии инфекционного фактора. Психосоматическую базу чаще имеет абактериальный хронический простатит[4].

Возможность развития простатита, не связанного с инфицированием мочеполового тракта, ставится под сомнение некоторыми практическими урологами, так как доказать в некоторых случаях отсутствие патогенной либо условно-патогенной флоры в половых путях мужчины в данный момент, а тем более в анамнезе бывает практически невозможно [5]. Тем не менее, какими бы не были изменения психофизиологического статуса по отношению к ХП — первичными или вторичными, как при одном, так и при другом патогенетическом варианте, они накладывают значительный «отпечаток» на течение и эффективность лечения заболевания.

Психопатологическая отягощенность выявляется примерно у 75% пациентов, страдающих ХП [4,5]. В патогенезе нарушений половой функции, как одного из основных синдромов ХП в качестве пусковых механизмов чаще преобладают изменения психоэмоциональной сферы. Так, у 60,2% больных нарушения психофизиологического статуса предшествуют сексуальному расстройству [6], а у 17,8% пациентов психоневрологическая симптоматика возникает при длительном и неэффективном лечении основного заболевания и вносит определенную специфику в клинику сексуальных расстройств [7].

ХП может выступать в роли предрасполагающего фактора в развитии сексуальных расстройств, провоцирующего («запускающего») и усугубляющего (вторичного по отношению к сексуальному нарушению) фактора [8]. В сексологическом отношении невротические синдромы можно разделить на две группы: с первичным (т.е. непосредственным) поражением сексуальной сферы и с вторичным вовлечением этой сферы в картину невроза. Стержневые синдромы первой группы отмечаются примерно у 23% мужчин, обратившихся за помощью, а синдромы второй группы — у 7% обследованных [9]. Таким образом, первично сексологические синдромы у больных с ХП встречаются более чем в 3 раза чаще вторичных.

Многие авторы [2,3,5,10] предлагают рассматривать ХП как «психосоматическое заболевание», настолько выражены изменения психологического статуса человека, страдающего этим недугом. Несмотря на почти единое мнение большинства специалистов об актуальности этого вопроса, проблемы особенностей психофизиологического состояния больных ХП, его динамики в процессе лечения этих больных, разработки мероприятий психофизиологической коррекции в комплексном лечении ХП далеки от разрешения.

Целью данной работы была попытка объективизации клинико-психологической картины больного ХП, акцентируя внимание на особенностях формирования изменений психики конкретного пациента, анализе его личностных реакций в зависимости от развития, течения заболевания и проводимого лечения.
При этом особое внимание было уделено характеристике динамики психофизиологического статуса больных ХП при включении в комплексное лечение сочетания физиотерапевтических факторов, обладающих местным и центрально-рефлекторным действием.

Материал и методы. В основную группу (94 человека) вошли пациенты с установленным бактериологически и с помощью иммунологических методов диагнозом инфекционного уретропростатита (у 36 пациентов инфекционный ХП был вызван специфическими бактериальными возбудителями, у 22 — неспецифической бактериальной флорой), а также больные с абактериальным ХП (у 14 пациентов был диагностирован конгестивный ХП, у 22 — ХП в сочетании с доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ПЖ). Данное разделение пациентов на группы было проведено на основании патогенетической классификации ХП [11]. Общая численность контрольных групп больных составляла 55 человек. Соотношения по нозологическим формам ХП, возрасту и длительности заболевания в обеих группах пациентов практически совпадали.

На наш взгляд необходимо отметить, что среди больных всех выделенных групп с ХП эректильная дисфункция (ЭД), как наиболее психотравмирующий фактор, встречалась в среднем в 40% случаев. Исключение составила группа больных ХП в сочетании с ДГПЖ, а именно — 55% (возраст от 52 до 63 лет). ЭД характеризовалась ослаблением, а в ряде случаев и полным отсутствием самостоятельной эрекции, снижением частоты утренних (спонтанных) эрекций, вялостью оргазма, снижением либидо, преждевременным семяизвержением. По данным проведенных по показаниям исследований (допплерография, интракавернозный тест) ЭД у всех пациентов являлась осложнением ХП и была связана с воспалительным и застойным процессами в ПЖ, болевым синдромом, психоэмоциональным состоянием пациентов.

Все больные, находившиеся под нашим наблюдением, получали общепринятую этиопатогенетическую терапию (антибактериальные средства, препараты профилактики дисбактериоза, иммунокорригирующую терапию, препараты, улучшающие микроциркуляцию, ферментотерапию, противовоспалительные препараты, антиоксидантные средства, витаминотерапию). На фоне проводимого лечения пациентам основных групп назначалось физиотерапевтическое лечение, реализованное с использованием аппаратно-програмного комплекса (АПК) «Андро-Гин»: низкоинтенсивное лазерное излучение (НИЛИ), постоянное магнитное поле (ПМП), прямая электростимуляция — трансректально, нейростимуляция, ритмическая фотостимуляция (цветоритмотерапия). При этом физические факторы действовали одновременно, то есть оказывали сочетанное действие. Следует отметить, что выбранный комплекс состоял не только из факторов местного действия на ПЖ, но и включал в себя факторы рефлекторного (нейростимуляция) и центрального (цветоритмотерапия) действия. В контрольной группе физиотерапевтическое лечение проводили традиционными способами.

Для решения поставленных в работе задач, было проведено комплексное психофизиологическое обследование больных основных и контрольных групп. Исследования проводились в исходном состоянии, в конце, через 1 и 3 мес. после лечения.

Оценку самочувствия, активности, настроения больных проводили с использованием методики САН (самочувствие, активность, настроение). Вопросник представляет собой 30 пар антонимов, причем каждую из упомянутых категорий (самочувствие, активность, настроение) характеризует 10 пар слов. Цветовой тест М.Люшера. Принцип и научная обоснованность теста М.Люшера основываются на наличии связи между психическим состоянием человека и особенностями его цветового предпочтения. Для целей настоящего исследования был выбран восьмицветовой вариант теста в модификации отечественных авторов (Филимоненко Ю.И., Юрьев А.И., Нестеров В.Н., 1982). Методику определения типов отношения к болезни (Лурия Р.А.,1944; Кабанов М.М., Личко А.Е. и др., 1983; Зайцев В.П., 1992 и др.) применяли с целью определения типа личностной реакции на болезнь и его динамики в процессе проведенного лечения и последующего наблюдения. Уровень реактивной и личностной тревожности оценивали по методике Спилбергера-Ханина (Практикум по физиологии военного труда, 1991). Уровень депрессии определяли по специальному вопроснику (Иванов А.О., 1992).
Таким образом, на каждом этапе обследования с использованием как вопросников, так и проективных тестов получали достаточно объемную информацию, характеризующую субъективный статус больных и их психоэмоциональное состояние.

Результаты и их обсуждение. Согласно концепциям авторов [10,12] «внутренняя картина болезни» представляет собой комплекс ощущений и переживаний в связи с самим заболеванием и складывающейся у больного концепции болезни. Анализ складывающейся при той или иной патологии «внутренней картины болезни» и поведения больного позволил авторам определить типичные личностные реакции на болезнь: адекватная или невротическая (тревожно-депрессивная, фобическая, ипохондрическая, истерическая или реакция «отрицания» болезни). По мнению авторов данного метода, он позволяет также получить и точную, строго индивидуализированную интегральную оценку психологического состояния больного на момент обследования, проследить динамику этого состояния в процессе лечения и последующего наблюдения за пациентом.

Для более глубокой оценки психологического состояния больных ХП мы воспользовались разработанной в НИИ им. В.М. Бехтерева в 1987 г. методикой для психологической диагностики типов отношения к болезни (ТОБ). Отношение к болезни и ко всему, что с ней связано и на что она оказывает влияние, определяется тремя важнейшими факторами: 1). природой самого соматического заболевания; 2). типом личности, в котором важнейшую часть определяет тип акцентуации характера; 3). отношением к данному заболеванию в том значимом для больного окружении, в той микросоциальной среде, к которой он принадлежит. Под влиянием этих трех факторов вырабатывается отношение к болезни, проводимому лечению, врачам и медперсоналу, родным и близким, окружающим, работе (учебе), одиночеству и будущему, а также к своим витальным функциям (самочувствие, настроение, сон, аппетит) и т.д.

Авторы диагностировали 12 специфических обобщенных ТОБ, которые впоследствии (1987) несколько переработали, в результате выделив наиболее, по их мнению, адекватные и полностью исчерпывающие возможные варианты типы отношения к болезни: гармонический (Г), эргопатический (Р), анозогнозический (З), тревожный (Т), ипохондрический (И), неврастенический (Н), меланхолический (М), апатический (А), сенситивный (С), эгоцентрической (Я), паранойяльный (П), дисфорический (Д).
Оценка ТОБ была проведена у всех обследованных больных основных и контрольных групп в начале и после окончания лечения. Исследования проводились бланковым методом с последующей компьютерной обработкой первичных данных и использованием оригинальной программы (табл. 1).

Как видно, до проведения лечения у больных обеих групп различия усредненной бальной оценки типов ОБ были несущественными (в пределах 1–3 баллов). Проведенный анализ исходных ТОБ в обеих группах дал нам возможность сформулировать некоторые общие закономерности, касающиеся особенностей формирования ТОБ при ХП. Наибольшие абсолютные цифры балльной оценки ТОБ соответствовали неврастеническому, сенситивному, тревожному и ипохондрическому типам.

Данные результаты оказались для нас несколько неожиданными, поскольку, как указывает большинство авторов, применявших данную методику, даже в случае глубокой соматической патологии (например, у больных ИБС 3–4 функционального класса, имеющих показания к аорто-коронарному шунтированию) абсолютно преобладающими, как правило, являются гармонический и эргопатический типы отношения к болезни [13,14,15]. Для обследованных больных ХП гармонический и эргопатический (наиболее благоприятные) ТОБ были значительно менее характерными, оказавшись лишь на 5–6-м месте среди исследованных типов.

Следовательно, при ХП негативные изменения психологического статуса больных оказываются иногда даже более выраженными, чем у лиц, страдающих крайне тяжелыми соматическими заболеваниями. ТОБ у больных ХП чаще не проявляются очень ярко и однозначно, характеризуясь «размытостью» и смешанностью различных вариантов.

После проведенного лечения бальная оценка ТОБ и число лиц, у которых регистрировалось изменение ТОБ были различными в обследованных группах. Так, число пациентов с благоприятными (гармоническим и эргопатическим) ТОБ, проходивших лечение с применением сочетанного воздействия физических факторов, к концу лечения достоверно увеличивалось, что проявлялось в увеличении средних балльных оценок этих ТОБ в среднем в 2–2,3 раза. Это происходило главным образом в результате значительного уменьшения оценок тревожного, ипохондрического и сенситивного ТОБ. Средние бальные оценки других ТОБ в процессе лечения не изменялись.

В контрольных группах после проведенного лечения картина ТОБ в целом менялось значительно меньше, чем в основной группе. Так, достоверно реже встречалось число лиц, у которых после окончания лечения регистрировали оптимизацию субъективной оценки отношения к своей болезни, несмотря на то, что такие случаи также были отмечены. При этом, несмотря на то, что в контрольных группах число пациентов с тревожным и ипохондрическим ТОБ статистически значимо уменьшалось, количество таких больных к концу лечения в контрольных группах оказалось достоверно бóльшим, чем в основных.

Таким образом, использование в комплексном лечении ХП сочетанного действия физических факторов в большинстве случаев сопровождается значительно более частыми и существенными позитивными изменениями отношения пациентов к болезни, чем это происходит у лиц, получающих традиционную терапию.

В дополнение следует отметить, что, как показали наши исследования, у лиц обеих групп с меланхолическим и апатическим ТОБ эффект лечения был наихудшим по сравнению с другими пациентами. Несмотря на незначительное количество таких пациентов среди всей обследованной выборки больных ХП (около 5%), по нашему мнению, активное выявление лиц с такими ТОБ является важным, поскольку обязательным в комплексном лечении этих больных, на наш взгляд, является оказание специфической психокоррекционной помощи.

Исходное состояние больных ХП обеих групп характеризовалось значительным уровнем депрессии (в среднем около 40 баллов при максимальных 50), что свидетельствует о значительном нарушении их психического статуса и определяется, по всей видимости, наличием обострения основного заболевания (рис.1).

Следует отметить, что наличие значительного уровня депрессии, определяемого по данной методике, было определено у большинства больных ХП, что позволяет рассматривать эту особенность как характерную черту психологического статуса таких больных. Высокий уровень депрессии не только является следствием основного заболевания, но и по механизму «порочного круга» существенно осложняет течение патологического процесса, препятствует успеху лечения. Следовательно, для разрыва этого «порочного круга» необходимо не только проведение специфической терапии основного заболевания, но и осуществление мероприятий, направленных непосредственно на оптимизацию психологического статуса больных ХП.

В результате проведенного лечения у больных ХП основной и контрольной групп зарегистрирована положительная динамика показателя депрессии. Однако у лиц основной группы, получавших, кроме традиционной терапии, лечение на аппарате «Андро-Гин», снижение уровня депрессии на момент окончания лечения было существенно более значительным по сравнению с контрольной группой (в среднем на 112 и 52 балла, соответственно). Проведение лонгитюдных исследований показало, что достигнутый на момент окончания лечения у лиц основной группы достаточно удовлетворительный уровень депрессии (в среднем 27–282 балла) оставался практически неизменным в течение, по крайней мере, 3 месяцев после окончания лечения. В контрольных группах уже через 3 месяца после лечения средний показатель депрессии возвращался к исходным (до лечения) значениям.
Отмечен еще один существенный, на наш взгляд момент, связанный с необходимостью оценки уровня депрессии больных ХП. Проведение корреляционного анализа между исходным и конечным уровнем депрессии у больных ХП обеих групп с параметрами, определяющими состояние и функционирование ПЖ, показало, что между исследованными показателями имели место значимые корреляционные взаимоотношения (рис. 2).

Положительные значимые коэффициенты корреляции Пирсона, обнаруженные между уровнем депрессии и выраженностью болевого и дизурического синдромов, свидетельствуют об обусловленности уровня депрессии осознаваемыми больными расстройствами здоровья, что было вполне ожидаемым. Наличие достаточно сильных связей уровня депрессии и показателей лабораторных исследований, на наш взгляд, может быть рассмотрено с позиций определения новых информативных критериев клинического состояния больного ХП. Методика определения уровня депрессии, по нашему мнению, является одним из методов выбора в комплексной оценке состояния больных ХП.

Представленные в данном разделе исследования результаты были получены с использованием вопросников — методик в значительной степени субъективных, при выполнении которых нельзя исключить неискренности больного, нежелания по каким-то причинам адекватно работать с вопросником и т.д. Таким образом, при анализе результатов таких методик необходимо учитывать и эти особенности. Более объективными являются так называемые проективные психодиагностические методы, лишенные указанных недостатков, поскольку стимульный материал при работе с такими методиками не несет значимой информации для обследуемого.

Одним из наиболее часто используемых проективных методов является цветовой тест М.Люшера (1975), принцип которого основан на зависимости психоэмоционального состояния человека от выбираемой в данный момент цветовой гаммы из предлагаемого набора цветов. Тест Люшера был также использован в нашем обследовании и применялся в стандартном наборе методик (рис.3).

Как показал анализ данных исходного состояния, у подавляющего большинства больных ХП имелись значительные отклонения исследуемых показателей от нормы, что выражалось в снижении уровня работоспособности, преимущественно симпатикотоническом типе регуляции вегетативных функций. Эти особенности определили значительные (на 50–55%) отклонения от аутогенной нормы — интегрального показателя цветового теста.

В результате проведенного лечения показатель работоспособности у лиц обеих групп достоверно увеличивался, уменьшалась выраженность симпатикотонии, что выражалось в снижении отклонения состояния от аутогенной нормы. Однако у лиц контрольных групп данные изменения были достоверно меньшими по величине и менее стабильными после окончания лечения по сравнению с данными, зарегистрированными у лиц основных групп.

На следующем этапе работы с использованием многофакторного дисперсионного анализа мы попытались оценить вклад различных физиотерапевтических воздействий, использованных у лиц основных групп, в дисперсию некоторых признаков (симптомов), наблюдавшихся у больных ХП. На основании такого подхода представлялось возможным выделить ряд эффектов конкретных физических факторов и их взаимодействия на некоторые субъективные и объективные параметры, определяющие тяжесть, течение и исход основного заболевания у больных ХП.

В качестве исходных для дисперсионного анализа данных были использованы результаты наблюдений у лиц основных групп (табл. 2), получавших либо весь комплекс использовавшихся физиотерапевтических процедур, либо комплекс с исключением одного или двух физических факторов.

В результате дисперсионного анализа представлялось возможным сформулировать несколько положений. Прежде всего, сочетанное воздействие факторов физической природы существенно влияло на дисперсию всех представленных субъективных признаков. В наибольшей степени это касалось параметров, определяющих психоэмоциональное состояние пациентов, когда вклад всего комплекса физических факторов определял около 1/4 всего разброса оцениваемых признаков.

При этом наибольшее (более 60%) значение во влиянии комплекса физических факторов на дисперсию указанных признаков принадлежало сочетанию факторов В и С (цветоритмотерапии и электрорефлексотерапии), что свидетельствует о выраженном нормализующем влиянии этих физических факторов на психоэмоциональный статус больных ХП. Механизмы этого влияния, по всей видимости, связаны с рефлекторным воздействием хромотерапии и электрорефлексотерапии на состояние ЦНС и в, частности, подкорковых структур, ответственных за формирование эмоционального фона человека.
Характерным было также и то, что действие указанных факторов на субъективный статус пациентов потенцировало друг друга, так как каждый фактор в отдельности обладал существенно меньшим влиянием на дисперсию интегрального показателя САН, реактивную тревогу, уровень депрессии, чем комбинация двух факторов.

Влияние всего комплекса факторов на выраженность болевого, дизурического синдрома, половой дисфункции была также достоверной и составляла 13,5–17,4% дисперсии указанных признаков. При этом вклад в дисперсию факторов В и С в отдельности оказался несущественным. Несколько большим было влияние на эти признаки комбинации указанных факторов, что позволяет считать целесообразным применение цветоритмотерапии в комбинации с электрорефлексотерапией с целью коррекции субъективного психологического статуса больных ХП.

Определение более точных физиологических механизмов таких выраженных эффектов, казалось бы «отвлеченных» от патогенеза основного заболевания факторов, какими являются цветоритмотерапия и электрорефлексотерапия, на эмоциональный статус больных ХП в рамках данного исследования не представлялось возможным. Однако, учитывая важность данной проблемы для решения актуальной задачи — коррекции психологического статуса больных ХП, это направление, по всей видимости, получит свое развитие как в наших дальнейших исследованиях, так и в работах других авторов.

На наш взгляд, при анализе динамики психологического статуса больных ХП следует учитывать несколько моментов. С одной стороны, более значительный положительный эффект лечения основного заболевания с использованием аппарата «Андро-Гин» (по сравнению с традиционной терапией ХП) сопровождается более существенной оптимизацией психологического статуса у этих больных. Это приводит к улучшению отношения пациентов к персоналу и окружению, появлению (возможно впервые) уверенности в успехе проводимого лечения. С другой стороны, эти психологические изменения, начальные проявления которых, как показали наши наблюдения, отмечаются уже после первых сеансов проводимой на аппарате «Андро-Гин» терапии, несомненно, вносят существенный вклад в успешность дальнейшего лечения.

Заключение. Как показали наши исследования, воспалительные и застойные явления в ПЖ, определяющие наличие выраженных болевых ощущений, дизурии, расстройств половой функции, приводят к устойчивой невротизации и депрессии пациентов, что, в свою очередь, поддерживает течение патологического процесса в ПЖ. Учитывая выраженность психоэмоциональных расстройств у большинства больных ХП, нам представляется целесообразным обязательное включение в комплекс основных синдромов ХП четвертого синдрома, определяющего психоэмоциональное состояние пациента. Исходя из этого, в систему диагностических исследований больных ХП необходимо внести углубленную оценку их психофизиологического статуса.

На основании проведенной нами работы хочется отметить, что достоверными прогностическими критериями излечиваемости больных ХП, наряду с общепринятыми (данные лабораторных (секрет ПЖ, посев секрета ПЖ) и инструментальных (УЗИ, ТРУЗИ, урофлоуметрия) исследований), являются динамика уровня депрессии, типов отношения к болезни, показателей цветового теста Люшера.
Кроме этого, по нашему мнению, в комплексное лечение больных ХП обязательно включение мероприятий, направленных на нормализацию психоэмоциональных нарушений, в том числе физиотерапевтических факторов не только местного, но и центрального и рефлекторного механизмов действия. В данном исследовании для этих целей использовался метод сочетания цветоритмотерапии и нейростимуляции.

Мы понимаем, однако, что проблема диагностики и коррекции психоэмоционального статуса больных ХП представляется еще далекой от разрешения. В контексте данной работы, по нашему мнению, необходимо было использование более дифференцированного, индивидуального подхода к назначению режимов проводимого физиотерапевтического лечения (в частности, цветоритмотерапии) в зависимости от характера и степени выраженности нарушений психоэмоционального статуса пациентов, тем более что технические возможности использованного аппарата «Андро-Гин» позволяли это сделать.

Таким образом, можно с уверенностью говорить о значительном психокорригирующем эффекте лечения больных ХП с использованием сочетанного действия физических факторов местного и центрально-рефлекторного действия, что на наш взгляд, является одним из существенных моментов такого лечения.

Анализ приведенных данных свидетельствует, что изменения психоэмоционального статуса при ХП — одно из наиболее существенных и постоянных проявлений данного заболевания.

По нашему мнению, терапия больных ХП обязательно должна проводиться с учетом исходного психофизиологического состояния больного, а также динамики его изменений в процессе лечения. Одним из путей эффективной коррекции психоэмоциональных отклонений у больных ХП, на наш взгляд, является использование сочетанного воздействия физиотерапевтических факторов.

При значительных психоэмоциональных нарушениях у больных ХП представляется целесообразным включение в комплексную терапию дополнительных медикаментозных и психотерапевтических средств и методов.

Литература
1. Иванов А.О., Кочетов А.Г. К вопросу о психофизиологических особенностях больных хроническим простатитом. М-лы Всеармейской науч. конф. СПб, 2000: 134–136.
2. Голубчиков В.А, Родоман В.Е., СитниковН.В., Кочетов А.Г. Патогенетическое обоснование сочетанного применения физических факторов в комплексном лечении больных хроническим простатитом.- // Урология, 2001, № 4, с.15–21.
3. Фарбинович В.Я., Яценко О.К. Простатит, как психосоматически обусловленное заболевание // М-лы Всерос. науч.-практ. конф. «Современные аспекты диагностики и лечения хронического простатита». — Курск, 2000. —С.151–152.
4. Brahler E. Prostatitis. Complaint Complexes and Psychosomatic Aspects // Prostatitis. Ethyopathology, Diagnosis and Therapy / Ed. by W.Weidner, P.O. Madsen, H.G. Schiefer. Berlin: Springer-Verlag; 1994.
5. Камалов А.А. Современные взгляды на проблему хронического простатита // М-лы Всерос. научн-практ. конф. «Современные аспекты диагностики и лечения хронического простатита». — Курск, 2000. —С.66–71.
6. Ellenberg J.J., Koren Z. Infertility and depression // Int. J. Fertil. — 1982. — № 2. — P. 35.
7. Zhiborev B.N., Grigoriev V.M. Structure of personal peculiarities in cronic prostatitis patients // Andrology, Reproduction, Sexology. — 1993. — Vol. 2, 4 — C. 22–24.
8. Hickie I., Lioud A., Wakefield D., Parker G. The psychiatric status of patients with chronic fatique sundrome // Br. Psychiatry. — 1990. — Vol. 1- № 5. — P. 534–540.
9. Прилепский Б.Ю. Клиника и лечение психических нарушений при хроническом простатите / Методические рекомендации. — Тюмень, 1986. — 15 с.
10. Кабанов М.М., Личко А.Е., Смирнов В.М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л.: Медицина; 1983.
11. Руководство по андрологии / Под ред. О.Л. Тиктинского. Л.: Медицина; 1990.
12. Личко А.Е., Иванов Н.Я. Медико-психологическое обследование соматических больных. Журн. невропатол. и психиатрии 1980; Вып.8: 1195–1198.
13. Андреев А.Г. Концепция динамики нейро- и психосоматических соотношений на разных стадиях течения сосудистых заболеваний мозга. VII Всероссийский съезд неврологов. Н.-Новгород, 1995: 160.
14. Ходжаев А., Салимова Н.Р., Ходжаев А.А. Психологические расстройства невротического круга у больных с хроническим кардиоцеребральным синдромом. VII Всероссийский съезд неврологов. Нижний Новгород, 1995: 314.
15. Юдельсон Я.Б., Якунин К.А. Варианты клиники легкой закрытой черепно-мозговой травмы у пациентов с различными типами личности. VII Всероссийский съезд неврологов. Нижний Новгород, 1995: 677.

DINAMICS OF PSYCHOPHISIOLOGICAL CHARACTERISTICS OF PATIENTS WITH CHRONIC PROSTATITIS IN COMBINED PHYSIOTHERAPEUTIC TREATMENT.

A.G. Kochetov, V.A. Golubchicov, A.O. Ivanov, N.V. Sitnicov, V.M. Glinsky, V.P. Alexandrov.  A.A. Vishnevsky Central military clinical
Hospital (the chief of Urological center N.V. Sitnicov, St.-Petersburg medical academi of the advanced medical education, faculti of urology and andrology, the chief prof. V.P. Alexandrov).
The aim of the study was to characterise mental changes in CP patients after inclusion in complex treatment a combination of local and central —reflex physiotherapeutic factors. 149 patients with infectious and nonin-fectious CP entered the study. The basic group (94 patients) recieved complex treatment of disease including the combined action physiothe-rapeutic factors using the apparatus programming complex «ANDRO-GIN». Control group (55 patients) recieved standard CP therapy. All the patients underwent clinical, laboratory, instrumental and psychophisiolo-gical examinations. It is fixed, that inclusion in complex CP therapy the combined action of physiotherapeutic factors is accompanied with not only substantial improvement of treatment efficiency, but also results in optimizations of ’’an internal picture of ilness’’ — one of the major characteristics of patient’ s psychological condition.

Посетителям:

Врачам:

Консультации:

Популярные разделы сайта: